Выбери любимый жанр

Выбрать книгу по жанру

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Литературный портал Booksfinder.ru

Братство кольца - Толкин Джон Рональд Руэл - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Доступ к книге ограничен фрагменом по требованию правообладателя.

ПРОЛОГ

I. О ХОББИТАХ

В книге речь пойдет в основном о Хоббитах. Читатель узнает немало и о них, и об их истории, а коли захочет узнать больше, пусть заглянет в Алую Книгу Западного Крома. Кое–что из нее уже публиковалось под названием «Хоббит» — это начальные главы, написанные знаменитым на весь мир Бильбо, первым по–настоящему прославившимся хоббитом. Он дал этим фрагментам заголовок «Туда и Обратно», как нельзя лучше соответствующий рассказу о путешествии на Восток и возвращении в родные места, а главное — о Приключении, которое повлекло за собой величайшие события Эпохи, внесшие немало изменений и в жизнь хоббитов. Об этих событиях и пойдет рассказ.

Многие читали «Хоббита», многие, да не все. Поэтому в нашей книге не обойтись без основных сведений об этом замечательном народе, да заодно уж надо напомнить и о самом Приключении.

Хоббиты — народ неприметный, но весьма древний, в прошлом многочисленный. В том, что их стало меньше, нет ничего удивительного, если учесть стремление хоббитов к мирному житью и любовь к ухоженной земле. Самое милое дело для них — тщательно и заботливо возделанные сельские угодья. Есть и техника, но та, без которой не обойтись, — кузнечные мехи, водяные мельницы да ручные ткацкие станки — другой они не признают и не держат.

Нас они издавна звали Верзилами и сторонились, предпочитая не связываться. Сейчас встретить хоббита — большая редкость: слух у них чуткий, зрение — острое, движения ловкие и проворные, несмотря на склонность к полноте и покою. Издавна владели они умением исчезать бесшумно и бесследно, едва заслышав издали спотыкающуюся поступь какого–нибудь Верзилы. И так это у них ловко получалось, что Люди стали поговаривать о волшебстве. На самом деле ни с какой магией хоббиты, конечно, не знались, а неуловимостью своей обязаны были исключительно мастерству, основанному на бережном отношении к традициям, большой практике и близкой дружбе с землей, что неуклюжим Большим народам и несвойственно, и непонятно.

А хоббиты — народ маленький, ростом чуть поменьше Гномов, и не такие кряжистые, конечно. По нашим меркам — фута три–четыре в вышину. Сейчас–то и трехфутовые — редкость, а в давние дни, конечно, бывали и повыше. Из Алой Книги можно узнать, например, о Бандобрасе Туке, сыне Изенгрима Второго, — был он четырех с половиной футов ростом и мог ездить на лошади. Только два героя древности ростом превосходили его, но о них речь впереди.

Хоббиты, населявшие Шир, во дни мира и благоденствия были веселым народом, одевались в яркие цвета (больше всего любили желтое и зеленое), а обувались редко — подошвы у них были, что твоя подметка, и ноги (книзу в особенности) покрывал густой курчавый волос, чаще всего шатеновой масти, как и на голове. Само собой, сапожное ремесло у хоббитов не в почете, а вообще–то народ они умелый и здорово мастерят всякие мелкие штуки. Красавцами хоббитов не назовешь, а вот добродушия им не занимать: круглолицые, краснощекие, рот в любой момент готов разулыбаться до ушей, если, конечно, нет более важных занятий: завтрака там или обеда. Вот уж в этом хоббиты знают толк, в «поесть–попить» душу вкладывают, могут за стол и по шести раз усаживаться — было бы что на стол поставить. Гостеприимство у них в обычае, подарки дарят с легкой душой и принимают с радостью.

Совершенно понятно: хоть и разошлись мы с ними за долгие века, но когда–то были они нам родня, куда ближе Эльфов или тех же Гномов. И язык у нас с хоббитами общий был, и любили–ненавидели мы с ними примерно одно и то же. Но где, в каком колене это родство — теперь уже не вспомнишь. В незапамятных стародавних днях корни хоббитов. О том времени помнят Эльфы, но ведь их предания касаются в основном собственной истории. В них и люди–то упоминаются мимоходом, а о хоббитах и вовсе ничего нет. Но как бы там ни было, а хоббиты жили себе потихоньку в Среднеземье еще задолго до того, как остальные народы заметили их. Оно и понятно: в мире без счета всяких странных созданий, до хоббитов ли тут! Но во дни Бильбо и его племянника Фродо все вдруг изменилось: хоббиты, без всякого на то желания, стали важными, знаменитыми и заставили думать о себе Мудрых и Великих.

Те Дни Третьей Эпохи Среднеземья давно канули в прошлое, даже очертания материков с тех пор изменились, но Хоббиты и посейчас живут, где всегда жили: на северо–западе Древнего Мира, к востоку от Моря. О землях предков никто не помнил уже во времена Бильбо. Нельзя сказать, что любовь к знаниям (кроме генеалогии, пожалуй) была присуща всем хоббитам, но все–таки в некоторых знатных домах читали старинные летописи и даже добавляли к ним кое–что, услышанное от Эльфов, Гномов или Людей. Собственные хоббитские хроники начинаются со времени прихода в Шир, и самые древние легенды не заглядывают в прошлое дальше Дней Скитаний. Однако, если внимательно присмотреться к этим легендам, к характерным словечкам и обычаям, станет ясно, что Хоббиты, как и другие известные народы Среднеземья, когда–то пришли на Запад и некоторое, возможно, довольно долгое время жили в верховьях Андуина, между окраиной Ясного Бора и Мглистыми Горами. Достоверно неизвестно, какая причина побудила их предпринять долгий и опасный переход через горы в Эриадор. Сами Хоббиты жаловались на Людей, которых–де, стало слишком много, а иногда упоминали Тень, превратившую Ясный Бор в Сумеречье.

Еще до того, как началось переселение, существовало три хоббичьих рода–племени: Мохноноги — посмуглее, поменьше других ростом, но и попроворнее, любили холмы и взгорья; Хваты — большерукие и крепконогие, кряжистей других хоббитов, населяли равнины и речные долины; ну а светлокожие и светловолосые, высокие и гибкие Лесовики, само собой, всем прочим местам предпочитали лесные дебри.